Питомник сиамских
и ориентальных кошек
Питомник сиамских <BR /> и ориентальных кошекmaaw@maaw.net, wap-сайт: wap.maaw.net
моб.: +38 068 121 55 23
Сиамские и ориентальные кошки. Питомник MAAW *UA
eng
Фотографии кошекПродажа котят
питомник кошек
о породе
производители
продажа котят
фотографии кошек
фотографии котят
новости
статьи
обзоры
ваши вопросы
контакты

Сиамская кошка на поводке

Ориентальная шоколадная кошечка
  Эбони
  Лиловый
  Голубой
  Красный
  Каштановый
  Белый
  SIA ...

Rambler's Top100

Сиамские и ориентальные кошки в зеркале истории.

.: Дата публикации 24-Окт-2006 :: Просмотров: 18027 :: Печатать текущую страницу :.

Откуда взялись сиамские кошки? Следуя логическому истолкованию названия породы, ответ напрашивается сам собой: из Сиама. Но не все так просто. В генеалогии красивых голубоглазых кошечек темных пятен не меньше, чем на их светлой шкурке. Действительно ли родиной сиамок является Сиам (старое название государства Таиланд)? На этот вопрос нет однозначного ответа. Теоретически разнообразные мутации гена Color , отвечающего за равномерный, сплошной окрас животных, могли спонтанно происходить в популяциях как диких, так и домашних мурок в разное время, в разных частях света, ведь альбинизм среди диких животных – достаточно часто встречающееся явление. Время от времени в зоопарках всего мира от темноокрашенных родителей появляются беленькие, как снег, детеныши. Однако в дикой природе взрослые животные-альбиносы практически не встречаются. Почему? Звери с аномальной окраской в борьбе за существование значительно проигрывают своим нормально окрашенным собратьями. На территории большинства природных зон белому животному трудно маскироваться, визуально сливаясь с окружающим фоном, что плохо как для хищников, подкрадывающихся к жертвам, так и жертвам, пытающимся скрыться от хищников. Как правило, особи с нестандартным окрасом в дикой природе погибают. У настоящих стопроцентных альбиносов наблюдается абсолютное отсутствие пигментации покровов и радужной оболочки глаз, обусловленное блокированием синтеза пигмента. Для человека звери с подобной расцветкой – редкая диковинка, поэтому в зоопарках и цирках необычных мутантов лелеют и холят, оберегая как исключительную ценность. На весь мир известен, например, цирковой номер с группой белых тигров. В некоторых зоопарках содержат львов с аналогичной мутацией окраса. Вообще, альбиносы в условиях неволи – не такая уж и редкость. Самые известные среди них - мыши, крысы, кролики. В настоящее время известно четыре мутантных аллеля гена Color :

  • cs – аллель, определяющий сиамский окрас
  • cb - аллель, определяющий бурманский окрас
  • ca - аллель, определяющий окрас голубоглазого альбиноса
  • c - аллель, определяющий окрас полного розовоглазого альбиноса.

Среди домашних кошек полные альбиносы встречаются редко. Их можно узнать по белой шерсти и красноватой радужной оболочке глаз. Сиамский окрас, обусловленный действием рецессивного аллеля cs , – вариант неполного альбинизма, когда пигмент вырабатывается, но крайне неравномерно. Максимальное его количество сконцентрировано на тех участках тела, которые подвержены наибольшему охлаждению. Это – морда, уши, конечности, хвост. Туловище же при этом остается очень светлым. Как известно, рецессивный аллель не будет себя проявлять в фенотипе животного до тех пор, пока не "найдет себе пару" в виде такого же рецессивного аллеля. А иначе его внешнее проявление будет подавляться доминантным аллелем того же гена. Например, у кошки может проявиться сиамский окрас только в том случае, если в локусе «встретятся» два рецессивных аллеля (с s с s ) гена Color . В природе у диких животных рецессивные аллели чаще всего находятся в паре со своими доминантными "однофамильцами". Другое дело – домашние питомцы. Обычно практикующееся среди них близкородственное скрещивание приводит к тому, что рождается все больше особей с рецессивно наследуемыми признаками, в том числе и альбиносы. Возможно, среди диких родственников милых сиамов немало скрытых носителей рецессивного аллеля с s , но они "скромно пытаются об этом умолчать". Некоторые факты разведения кисок естественно сформировавшихся пород (например, соукок) косвенно подтверждают эту версию. В потомстве от родителей, которых никак нельзя заподозрить в связях с сиамскими родственниками, вдруг могут появиться котята с гималайскими отметинами. Разумеется, папаша-кот в таких случаях крайне подозрительно посматривает на свою жену. Мама-кошка делает вид, что все нормально, и вылизывает своих нестандартных дитяток с удвоенной энергией. А бедные хозяева лишь недоуменно разводят руками и изучают родословные своих любимцев, пытаясь обнаружить в них тайный след сиамской мафии.

Исходя их вышеизложенных фактов, можно предположить, что в период совместного проживания Homo sapiens и домашней кошки, начиная с 2000 года до н.э. и заканчивая 2000 годом н.э., мурки с гималайским окрасом шерсти могли появиться где угодно и когда угодно. Возможно, они и появлялись. И исчезали, «растворившись» в поколениях гладкоокрашенных собратьев. Как мы помним, история домашних кошек полна трагических этапов, и лишь в тех странах и регионах, где мурок неизменно любили и почитали (Юго-Восточная Азия, Индия, Ближний Восток), сформировались самые древние, дожившие до наших дней, породы. К сожалению, племенным разведением усатых – полосатых человечество вплотную занялось лишь в конце XIX века. До того времени практически никто не занимался целенаправленной селекцией и описанием пород домашних мурлык. Сохранившиеся исторические свидетельства лишь вскользь характеризуют отдельные периоды кошачьего существования рядом со своим разумным двуногим собратом по планете. Чаще всего эти упоминания связаны с эпохами большой любви (Древний Египет) или безграничной ненависти (Средневековая Европа) к "братьям нашим меньшим".

Что касается других времен и народов, то самым, пожалуй, ярким историческим документом, касающимся жизни и внешности домашних кисок в прошлые столетия, является "Книга поэм о кошках", хранящаяся в Национальной библиотеке Бангкока (Таиланд). Этот древний манускрипт датируется 1350-1750 годами и представляет собой описание кошек, живших в Юго-Восточной Азии в тот период времени. На миниатюрах изображены животные многих, известных ныне пород, ведущих свое происхождение с Востока. Есть среди них и прекрасные сиамки, представленные исключительно с отметинами темно-коричневого цвета. У всех небольшое темное пятно на носу, светлый окрас туловища и практически черные уши, конечности и хвост. Учитывая это неопровержимое доказательство многовекового существования кошек с гималайским окрасом на Индокитайском полуострове, можно с уверенностью утверждать, что древнее королевство Сиам – действительно одно из мест происхождения красивейшего домашнего зверька. Именно на Юго-востоке Азии бережно сохранили и взлелеяли удивительных, сказочно прекрасных кисок, тогда как в других частях света подобные мяукающие уникумы растворились в безликой толпе серых мурок. А то, что животные с экзотическим окрасом встречались не только в Сиаме, подтверждает факт удивительной встречи путешественника-натуралиста Симона Палласа со странной кошечкой. И встреча эта произошла за многие сотни километров от Индокитайского полуострова. В 1768-1788 годах немецкий естествоиспытатель, биолог и географ академик Петр Симон Паллас руководил научной экспедицией, прошедшей путь от восточного Китая через Монголию, Алтай, Урал до Каспийского моря. Результаты своих исследований ученый опубликовал в книге "Путешествие по южным провинциям российского государства в период 1773-1788 гг." В этой книге Паллас приводит подробное описание кошки, увиденной им в поселении Инсар, находящемся в районе Каспийского моря:

"На нас произвело настолько сильное впечатление появление столь необычной по своему телосложению и окрасу кошки, что я не могу не отвести специально место в книге для представления этого животного. Это кошка среднего размера, у нее более длинные и тонкие ноги, чем те, что мы привыкли видеть у обычной кошки, у нее более длинная и узкая голова, хвост в три раза длиннее головы. Окрас шерсти темно-русый, такой, как цвет норки, но более насыщенный на морде и хвосте, и более осветленный на боках и животе. На груди – белый медальон. Нос закрыт черной маской, которая также окружает глаза и заканчивается в виде остроконечного треугольника на лбу. Уши, лапы и хвост очень темного цвета. Структура шерсти более приятна, чем у обыкновенной кошки и напоминает гладкую, блестящую шерсть норки. Подшерсток мягкий, более светлого тона. Шерсть на хвосте короткая, гладкая, прилегающая".

Как можно заметить, описанная выше мурка окрасом и телосложением один в один напоминает известных нам старотипных сиамских кошек. Непонятно, как красавица оказалось столь далеко от своей традиционно признанной исторической родины? И что стало с ее потомками? Этот вопрос не столь прост и празден, как может показаться с первого взгляда. Ибо бытующее ныне мнение, что российские старосиамские кошки все, как один, ведут свое происхождение от парочки сиамов, привезенных С. Образцовым в Москву в 60-х годах прошлого века, возможно, следует пересмотреть.

Известно, что в странах Юго-Восточной Азии к кошкам издавна относились с должным почитанием. С должным - не значит, что с абсолютным. Всякое было, и хорошее, и не очень. Но, во всяком случае, кисок не сжигали на кострах, как в средневековой Европе. И не пытали их, как еретиков и приспешников дьявола. Наоборот, по восточным преданиям мурки являлись священными животными, в Бирме и Таиланде они жили в буддийских храмах, оберегая религиозные реликвии и ценности от посягательств мышиной братии. И не только. Если верить самой популярной легенде о сиамских кошках, то мурлыкающие черномордые уникумы являлись исключительной собственностью Его Величества Короля Сиама. Королевские любимцы пользовались всеми привилегиями дворцовой жизни. Специально нанятые слуги ухаживали за ними, тщательно оберегая от всевозможных неприятностей и следя, чтобы ни одно из ценнейших животных не пропало. Кисок было немного, а потому все они были пересчитаны и учтены. Король лично следил за сохранностью своих обожаемых зверьков, считая их национальным достоянием и не желая ни с кем делиться этим сокровищем, а потому издал указ, запрещающий вывоз сиамских кошек за пределы страны. Благодаря этому указу долгое время экзотические мурки не были известны ни в Европе, ни в Америке. Лишь в конце XIX века, начиная с 1880 года, благодаря поистине титаническим усилиям западноевропейских и американских чиновников, удалось сломать ледяную непоколебимость властителя далекой азиатской страны. На этой ниве особенно преуспели англичане. Считается, что они были первыми в деле импорта в Англию сиамских кошек. Как свидетельствуют документы тех лет, в 1884 году английскому консулу в Бангкоке Оуэну Гоулду ( Owen Gould ) за величайшие заслуги в деле миротворчества король Сиама лично презентовал парочку сиамских кошек, которых консул не преминул привезти в Великобританию и подарить своей сестре Лилиан Велей-Гоулд ( L . Veley - Gould ). Примерно в то же время другим высокопоставленным лицам британской дипломатии всеми правдами и неправдами, в результате долгих переговоров с правительством Сиама удалось заполучить и переправить в Европу несколько королевских животных. Все это кажется маловероятным? Но именно так описывает появление в Европе первых сиамских кошек основатель и президент английского национального клуба любителей кошек ( National Cat Club ) Гаррисон Вейр ( Harrison Weir ). В 1889 году он издал книгу "Наши кошки и все о них", в которой сиамам посвящена целая глава. Там, в частности, упоминаются первые владельцы этих кисок в Британии. Это - леди Дороти Невилл ( Dorothy Nevill ), герцог Веллингтон ( Wellington ) и мадмуазель Валкер ( Walker ). Помимо этих, были и другие счастливые обладатели редкостных заморских пушистиков. Голубоглазые мурлыки попали к вышеперечисленным людям разными путями, но всех экзотических черномордых питомцев объединяет одно – они были вывезены из Сиама. Из документов тех лет следует, что всего в Великобританию попало одиннадцать племенных животных. Их клички присутствуют в "многоэтажных" родословных всех чистокровных сиамских кошек мира.

В 1885 году две киски, которых звали Pho и Mia (в переводе с тайского "отец" и "мать"), были выставлены госпожой Велей-Гоулд на лондонской выставке в Хрустальном Дворце ( Crystal Palace ). Трудно описать эффект, которые произвели на посетителей эти звери. Они стали главной сенсацией кошачьего шоу и к тому же завоевали множество всевозможных наград и призов. Но широкая публика восприняла посланников из далекой Азии далеко не однозначно. Ее мнение об этих кисках колебалось в широком диапазоне от безраздельной симпатии до откровенного неприятия. Кое-кто открыто называл сиамов созданиями "кошмарного вида", что для нас, жителей XXI века, по крайней мере, странно, ведь ныне мы знаем мяукающих любимцев гораздо более необычной, экстраординарной внешности. А "кошмарные мурки" конца XIX века могли поразить разве что своим окрасом. По современным меркам телосложение у них было самое обыкновенное. Типичными чертами экстерьера были короткая шерсть, кругловатая голова, плотное туловище. Очень многие сиамки страдали сходящимся косоглазием и имели узловатый искривленный хвост. Но, как отмечали эксперты и заводчики тех лет, уже в самом начале селекции была заметна разница в породном типе у отдельных представителей сиамских кровей. Лилиан Велей-Гоулд в описании своих питомцев отмечала, что кот Пхо отличался более изящным телосложением, чем кошка Миа. Госпожа Карю Кокс ( Carew Cox ), эксперт-фелинолог, пионер в сиамоводстве, выделяла два типа сиамского экстерьера:

  • первый – это животное с крепко сбитым, коротковатым туловищем, короткими ногами и круглой головой;
  • второй – длиннотелое, гибкое, изящное животное с вытянутой мордочкой.

Подобную разнотипность поголовья племенных животных наблюдал и Гаррисон Вейр. В 1892 году он разработал первый стандарт сиамов. С самого начала племенного разведения фелинологи решили, что крючковатый хвост и косые глаза ничуть не красят кошку, а потому усилия заводчиков были направлены на получение животных без косоглазия и с прямым, без узлов и заломов хвостом. В стандарте Вейр описывает сиама как элегантное, стройное животное с мордочкой куницы.

Госпожа Робинсон ( Robinson ), одна из первых заводчиц сиамских кошек, более подробно описала две разновидности, существующие в конце XIX -начале XX века. По ее классификации первый тип представлял собой довольно маленькую, длинномордую кошечку с темно-голубыми глазами и с глянцевитой, плотно прилегающей шерсткой. Именно такого типа особи, по утверждению госпожи Робинсон, были непосредственно импортированы из Сиама. Они отличались еще и тем, что цвет шерсти на туловище был сильно затемнен у взрослых особей, из-за чего исчезал четкий контраст с пойнтами. Второй тип представляли животные довольно крупных размеров, с округлыми головами, бледно-голубыми глазами, с более длинной и менее прилегающей шерстью, сохраняющей хороший контраст между цветом туловища и отметин на протяжении всей жизни кошки. Животные подобного типа были получены уже непосредственно в Великобритании в результате многолетнего племенного разведения. Возможно, на утяжеление типа повлияли неучтенные спаривания изящных заморских переселенцев с более мощными и крупными британскими кошками. Но, невзирая на выявленные первыми сиамовладельцами различия во внешнем виде питомцев, современный фелинолог, глядя на фотографии чемпионов породы конца XIX -начала XX века может без лишних сомнений отнести их всех к славному семейству "яблокоголовых" (" applehead ") или, по-другому, старотипных (" old style ") сиамов, которых мы знаем в настоящее время как отдельную породу. Даже знаменитый кот Ванки госпожи Робинсон, привезенный из Индокитая, хоть и был довольно изящным животным с клиновидной мордочкой, по современным стандартам являлся типичным " applehead ".

С самых первых дней своего триумфального шествия по английским кошачьим выставкам редкостные азиатские киски приобрели множество поклонников, как в Европе, так и в Америке, куда попали из Великобритании предположительно в 1890 году. Стоимость сиамского котенка в те времена была просто невероятной. В 1902 году в Англии образовался клуб любителей сиамских кошек ( Siamese Cat Club ), а в 1909 году подобное общество было учреждено и в США. В 1919 году в Соединенном Королевстве возник знаменитый питомник сиамских кошек "Прествик Кэттэри" (" Prestwick Cattery "). Его владельцы, Грета Хиндлей ( Greta Hindley ) и ее муж долгое время жили в Малайе (ныне территория Малайзии и часть Таиланда), откуда привезли пару тамошних аборигенных кисок. Родоначальницей питомника стала великолепная кошка Путех ( Puteh ). Дочка Путех по кличке Прествик Перак ( Prestwick Perak ), по мнению Греты Хиндлей, представляла собой идеальный образец сиамской кошки того времени. Сохранившаяся фотография чемпионки породы запечатлела довольно изящную, стройную кошечку с яркими контрастными отметинами, тонкими длинными ногами и ушастой клиновидной головкой. Прествик Перак по облику удивительно напоминала современных сиамов, хотя у нее не было популярной ныне крайней экстремальности в чертах экстерьера.

Все эти документально удостоверенные сведения позволяют с полной уверенностью говорить о том, что Таиланд действительно является родиной сиамских кошек. Отчасти это подтверждается и недавними наблюдениями фелинологов за поголовьем дворовых мурок в странах Индокитайского полуострова. Как пишут И. Шустрова и Л. Чебыкина, "примерно четверть аборигенных кошек Паттайи (город в Таиланде – прим. авт.) – "сиамского окраса". В том самом вышеупомянутом ресторанчике из семи кошек – пять колорпойнтов. Другое дело, что классический силпойнт встречается редко. Преобладают сил-табби-пойнты, к тому же с белыми отметинами. Попадаются сил-торти, сил-торби, и даже встретилась одна шоколад-табби-пойнт. Причем "сиамские сиамы" отличались самым разным морфологическим типом. Были среди них длинные, высоконогие, мускулистые зверюги с клиновидными или треугольными головами. Были компактные, но изящные, тонкокостные кошечки-игрушки с точеной коротко-клиновидной головкой. Была одна миниатюрная, крепенькая и компактная, большеглазая кошечка с округлой головкой, - если бы не окрас, так почти сингапура!" К сожалению, в современном Таиланде мало кто заинтересован в сохранении и приумножении прославленной сиамской породы. Лишь в последнее время в странах Юго-Восточной Азии стали уделять пристальное внимание восстановлению старинных, исконно азиатских разновидностей домашних любимцев. Под патронатом правительств организуются общества защиты и популяризации аборигенных кошек. Эти организации пытаются по крупицам собрать имеющийся на территории государств Индо-Малайского региона уникальный племенной материал, представляющий собой популяции чистокровных местных мурок. Есть сведения, что мяукающие потомки древних кошачьих королевских династий в первозданной чистоте сохранились "Центре натуральных сиамских кошек" в Бангкоке.

После 30-х годов XX века вывоз кошек из Сиама практически прекратился. Может, это было и не так, но не осталось документальных сведений, подтверждающих дальнейший импорт в Европу диковинных азиатских мурлык. Опираясь на существующее к тому времени официально зарегистрированное поголовье племенных животных, европейские и американские фелинологи продолжили работу с сиамской породой. В 1936 году в Англии были признаны сиамы с голубыми (блю-пойнт), в 1950 – с шоколадными (чоклит-пойнт) отметинами. Интересно то, что существующих до этого времени кисок с шоколадными отметинами считали просто плохо окрашенными сил-пойнтами. И регистрировали их как сил-пойнтов. В пятидесятых годах был стандартизирован и лиловый окрас (лайлак-пойнт). Сиамки, щеголяющие, на мой взгляд, очень красивыми и эффектными лиловыми отметинами, появились в Великобритании практически одновременно у двух заводчиц. Госпожа Харгрейвес спарила сиама с русской голубой кошкой. Через несколько поколений у потомков этой пары появились котята необычного, бледного, пепельно-розового гималайского окраса. Сначала они были зарегистрированы как голубые, затем как шоколадные. После доскональной экспертизы фелинологи установили, что один из котят - лиловый колор-пойнт. Независимо от этого, практически в то же самое время сиамская кошка госпожи Лаудер произвела на свет такого же симпатичного лилового детеныша. Причем линия разведения госпожи Лаудер базировалась исключительно на сиамах без прилития крови других пород. Полосатые (тэбби-пойнт) королевские киски появились в Великобритании в начале 60-х годов. Первый помет, в котором были тэбби-пойнты, зафиксирован от "брака" нечистокровного полосатого сиамского кота Патти и кошки сил-пойнт. Один из котят в полосочку по кличке Танси был продан известной заводчице Грете Хиндлей (питомник " Prestwick Cattery "). Сиамы с красными отметинами (ред-пойнт) выявились как в Англии, так и в Нидерландах примерно в одно время, а именно, в пятидесятых годах прошлого века. В обоих случаях их появление было обусловлено межпородными скрещиваниями (ауткроссом). В 1966 году английским клубом любителей сиамских кошек была признана черепаховая, а в 1977 году – кремовая и полосатая вариации колор-пойнтового окраса. В американских фелинологических организациях новые цветовые разновидности регистрировались почти в то же время, что и на европейском континенте. Так, например, в CFA полноценный статус выставочных животных голубые сиамы приобрели в 1934, шоколадные – в 1952, лиловые – в 1955 году. Общепризнанный стандарт сиамской кошки во всем мире практически не изменялся с начала и до середины прошлого века. Эталоном служила " applehead " вариация. В Великобритании заводчики весьма активно и успешно практиковали межпородное скрещивание, стремясь обогатить цветовую палитру местных кошек эффектным сиамским окрасом. Ген колор-пойнт "пошел гулять" в популяции домашних пушистиков, следствием чего стало возникновение не только новых окрасов, но и новых пород. В результате голубоглазые королевские баловни потеряли свою породную генетическую чистоту. Особенно пострадала британская популяция сиамов во время второй мировой войны, ведь "когда говорят пушки, музы молчат". Разумеется, на фоне всеобщей разрухи людям не было дела до селекции редких кошек. Поэтому последние плодились в свое удовольствие, как им заблагорассудится, не сверяясь со своим элитным генеалогическим древом. К тому же многие заводчики были обеспокоены снижением жизнестойкости своих высококровных питомцев. Прилитие крови аборигенных английских кошек позволило улучшить здоровье азиатских переселенцев. После войны порядок был восстановлен, но чистокровность племенных зверьков из Сиама оказалась под большим вопросом. В США заводчики так же, как и в Европе, не избежали соблазна использовать сиамчиков как уникальный генетический материал. Многие заокеанские породы мяукающих любимцев изведали на себе существенное влияние сиамских кровей. Но, как утверждают американские фелинологи, наряду со смешанными, некоторые заводчики сохранили чистые, без примеси других пород линии аборигенных королевских кошек. В многоколенных родословных этих мурок родоначальниками значатся самые первые, импортированные из Сиама звери. Последующие поколения – исключительно их потомки от близкородственного разведения. Подтверждая этот тезис, американцы считают "настоящими" сиамскими лишь животных четырех базовых окрасов – с темно-коричневыми, голубыми, лиловыми и шоколадными отметинами. По историческим документам, эти цвета были присущи самым первым мурлыкающим переселенцам из Сиама. Остальные цветовые вариации, как продукт межпородного скрещивания, американские мэтры фелинологии узаконили весьма неохотно, выделив их в категорию отдельных пород. Спаривания "настоящих" сиамов с "ненастоящими" запрещены правилами фелинологических организаций. А если все-таки случится подобный инцидент, то детки от такого "неравного" брака не могут по закону числиться настоящими чистокровными сиамскими, даже если они унаследуют прекрасное телосложение и "настоящие" ("классические") отметины. Такие котята – не изгои, они – полноценные племенные животные, просто принадлежат к иной породе. В большинстве европейских клубов фелинологи не столь щепетильны в вопросах генетической чистоты загадочных выходцев из Индокитая. Стандарты объединяют кошек всевозможных цветовых вариаций колор-пойнт под единым названием "сиамские". Лишь бы экстерьер и родословная не подвели. И, на мой взгляд, это вполне оправдано. Меньше путаницы, меньше ненужного тщеславия.

После периода относительного исторического забвения сиамы вновь громко заявили о себе в начале пятидесятых годов прошлого века. На этот раз волна их популярности зародилась в Америке, мгновенно распространившись по другим континентам. Мировой известности сиамских кошек немало поспособствовали кинофильмы, мультфильмы и литературные произведения тех лет. Излюбленными персонажами режиссеров, писателей и драматургов США стали колоритные черномордые коты. Правда, имидж последних был слегка подпорчен: чаще всего котиков изображали хитрыми, злыми, коварными существами. Этакими мрачными интриганами, впрочем, не лишенными своего особого, утонченного, злодейского шарма. Нужно отметить, что все сиамские кошки того времени были старого, яблокоголового типа, хотя уже тогда была заметна их неординарная гибкость и грация. В 50-е годы XX века был зафиксирован очередной случай вывоза аборигенных кисок из Индокитая. Некая госпожа Стефания Добренчук, гражданка США, некоторое время проживавшая в Таиланде, купила несколько котят у тайского дипломата. Этих животных она зарегистрировала в американской фелинологической организации CFA . Облик зверьков соответствовал стандартному экстерьеру сиамов того времени. Госпожа Добренчук описывала своих питомцев как представителей очень редких домашних зверьков, разводимых в Азии лишь несколькими семьями. Она отмечала, что у себя на родине сиамские кошки отлично справлялись с кобрами, убивая их с невероятной ловкостью. Проблема заключалась в том, что свою добычу азартные охотники нередко приносили в дом. Хорошо, если змея к тому времени была мертва, но часто полуживые кобры, оставленные кошками в доме, приходили в чувство и начинали активно ползать. Разумеется, не все домочадцы были этому безумно рады. Факт очень интересный, хотя и маловероятный.

Пятидесятые - шестидесятые годы XX века ознаменовались резкой сменой курса в селекции сиамских кошек. Как в Великобритании, так и в США фелинологи стали работать над изменением экстерьера сиамов в сторону существенного облегчения костяка, удлинения отдельных частей тела и линий туловища в целом. Возможно, это было сделано потому, что к тому времени окрас колор-пойнт перестал быть визитной карточкой сиамской породы. Но более вероятно и то, что пытливая мысль селекционеров искала новые формы для своих мурлыкающих любимцев. Пытаясь отойти от образа привычного глазу, традиционного телосложения мурок, фелинологи обратили свое внимание на две крайности, существующие в селекции многих домашних питомцев. Одна подразумевает крайнее облегчение конституционных параметров животного, другая – максимальное их утяжеление. Для работы с последней идеально подходили персидские кошки, имеющие в те годы и так довольно массивное телосложение. А для первой как нельзя лучше годились сиамы, отдельные представители которых щеголяли поистине балетными пропорциями. Итак, вслед за сменой курса произошло изменение официальных племенных стандартов. В 1966 году новый стандарт CFA идеалом сиама объявил элегантную кошку, внешним видом напоминающую гепарда. Теперь уже у "яблокоголовых" не было шансов занять призовое место на кошачьих смотрах-шоу, потому что им эксперты предпочитали изящных, стройных, грациозных животных с удлиненными мордочками и огромными ушами. Популярность старотипных пошла на убыль. Вскоре они и вовсе исчезли с подмостков западных выставочных подиумов. Престол заняли новомодные сиамы современного (" modern ") типа. Помимо телосложения у выходцев из восточного королевства изменилась и палитра окрасов. Теперь, помимо кошек с классическими темно-коричневыми, голубыми, шоколадными и лиловыми пойнтами, в разведении стали широко использоваться сиамы с красными, кремовыми, черепаховыми, полосатыми отметинами. В Англии первый кот ред-пойнт зарегистрирован в 1948 году, в США – в 1947 году, в Нидерландах – в 1960 году. Долгое время многие цветовые разновидности числились в категории экспериментального разведения, но со временем получили полноценный официальный статус. В CFA они узаконены под названием "короткошерстный колор-пойнт". Но не только необычными окрасами порадовали любителей загадочные азиатские переселенцы. Наряду с короткошерстными вариациями появились и длинношерстные. В начале пятидесятых годов в потомстве сиамов иногда стали рождаться котята с длинной шелковистой шерсткой. Предполагают, что этому явлению поспособствовали межпородные скрещивания сиамцев с турецкой ангорой и абиссинскими кошками. Владельцам длинношерстных сиамских кисок долгое время пришлось отвоевывать своим любимцам место под солнцем, а именно – официальное признание породы с правом участия в чемпионатах и возможностью получения титулов и наград. Борцами за права своих питомцев стали американка Мэрион Дорсей (питомник " Rai - Mar Cattery ") и англичанка Сильвия Холланд (питомник " Holland Farm Cattery "), проживающие в Калифорнии, а также Элен Смит (питомник " MerryMews Cattery ") из Нью-Йорка. Не сразу строгие руководители американских фелинологических организаций согласились узаконить новую вариацию сиамских кошек. Но целеустремленность увлеченных и влюбленных в своих очаровашек заводчиц в конце концов сломала лед недоверия суровых экспертов. В 1965 году порода под названием "балинез" ("балийская", "балинезийская") была признана практически всеми ассоциациями, кроме CFA . Название породе придумала Элен Смит и вовсе не потому, что длинношерстные сиамчики родом с индонезийского острова Бали. К Бали они имеют лишь косвенное отношение, выражающееся в том, что этот остров находится недалеко от родины сиамских кошек – Таиланда. В той же Юго-Восточной Азии. Своих любимцев Элен сравнивала с изящными и грациозными балийскими танцовщицами. В 1967 году CFA предоставила балинезам временный статус, а в 1970 году – постоянный. В Великобритании они были признаны в 1975 году. Первые представители породы были кошками довольно округлых очертаний и телосложением более напоминали старосиамских "яблокоголовых". С изменением сиамского стандарта в экстремальную сторону изменился и стандарт балинезов. Для придания длинношерстным животным экстремальных черт телосложения их спаривали с новотипными, длинномордыми, изящными сиамами. В результате балийские пушистики приобрели фигуру манекенщиц, но пострадала их роскошная шубка. Она стала менее густой. В настоящее время селекционеры уделяют огромное внимание восстановлению былой красы балинезов – их прекрасной, пышной, струящейся шерсти. Наряду с этим, определенная часть американских заводчиков, недовольных современными тенденциями в развитии породы, учредила общество защиты старотипных кошек с требованием признания традиционных балинезов. Последние представляет собой длинношерстную " applehead " вариацию.

В шестидесятых годах прошлого века цветовая палитра балинезийских кошек пополнилась новыми расцветками. Помимо классических четырех, появились красные, черепаховые, полосатые и другие колор-пойнтовые окрасы. Многие клубы не стали выделять новые разновидности кисок в отдельную породу, признав за ними право называться балинезами, но CFA и некоторые другие американские организации пошли другим путем. Они согласились узаконить разноцветных длинношерстных сиамов лишь под другим названием - "яванез". В 1979 году яванез был занесен в экспериментальную группу племенного разведения CFA . Среди первых заводчиков новой породы фигурируют имена Маурин Дэвис, Энн Санднер, Барбары Харр, Линны Реусманн и Нины Боал. В мае 1986 года яванезийская кошка получила в CFA полноценный выставочный статус.

Таким образом, сиамы из сравнительно малочисленной и однородной группы превратились в пеструю разношерстную компанию, требующую срочной систематизации и классификации. К этому вопросу разные фелинологические организации мира подошли неодинаково. В результате фелинологи столкнулись с проблемой терминов. Значительное различие в названиях в Европе и в Америке вносило немалую путаницу в головы несчастных кошководов. Дело усугубилось, когда, наряду с пойнтовыми разновидностями, крупнейшие фелинологические организации мира узаконили ровно окрашенные вариации новотипных сиамов. Последние так же, как и их родственники-акромеланисты, могли быть как длинношерстными, так и короткошерстными. В сожалению, европейские и американские фелинологи не проявили должного энтузиазма в деле сотрудничества по стандартизации новых разновидностей. В итоге любители усатых-полосатых были немало озадачены, когда узнали, что одна и та же порода по обеим сторонам океана именуется по-разному, а разные породы щеголяют совершенно одинаковыми названиями. Вот только один из примеров недавнего прошлого: в CFA (США) полудлинношерстные, целиком окрашенные кошки ориентального (восточного типа) – это длинношерстные ориенталы, в FIFE (Европа) они же – яванезы, в некоторых других европейских организациях – мандарины, в GCCF (Великобритания) – британская ангора. Только многоопытный специалист мог разобраться во всем этом немыслимом многообразии наименований ориентальных кошек. Радует то, что в последнее время наметилась положительная тенденция к унификации терминов и названий пород восточной группы. Многие организации пересмотрели стандарты, отменили старые и узаконили новые, наиболее популярные, логически продуманные названия.

Возвращаясь к генезису сиамов, нужно отметить, что с пятидесятых годов прошлого века их история тесно переплетена с историей ориенталов. Ведь ориенталы – это, по сути, новотипные экстремальные сиамы. От последних их отличает лишь окрас - сплошной, без акромеланистических отметин. Еще в начале века встречались упоминания об однотонных сиамских кошках. В 1939 году госпожа Карю-Иф писала, что среди первых сиамов в Великобритании неоднократно встречались особи сплошь шоколадного цвета. Эксперты отказывались судить таких кошек на выставках, мотивируя это тем, что чистокровные королевские кисы должны быть обязательно голубоглазыми, со светлым туловищем и темными отметинами. В 1950 году, после признания GCCF "шоколад-пойнтов", группа английских фелинологов зажглась идеей на основе сиамов вывести полностью окрашенную коричневую кошку. Среди первых, кто взялся за осуществление этой эту смелой задумки, были госпожа Армитаг Харгрейвес (Armitage Hargreaves) (питомник " Laurentide Cattery ") и баронесса Эдит фон Ульманн (Edit von Ullmann) (питомник " Roofspringer Cattery "). В 1951 году они учредили общество "The Havana Group" , объединившее заводчиков-единомышленников. Для достижения поставленной цели котоводы использовали несколько путей. В качестве исходного материала использовались, разумеется, сиамы, как с шоколадными, так и с темно-коричневыми отметинами, и гладкоокрашенные черные, голубые, породистые или беспородные кошки. В 1952 году на свет появился первый коричневый котенок, окрас которого назвали "гавана" (по аналогии с окрасом гаванских кроликов). Он родился в результате спаривания сиамского кота сил-пойнт Томби и черной кошки Сюзанны, принадлежащей госпоже Мунро Смит (питомник "Elmtower Cattery"). Котенок был уникален тем, что помимо шоколадной расцветки, он являлся носителем гена длинной шерсти, так как один из родителей Сюзанны был длинношерстным беспородным котом. Неповторимому красавчику дали кличку Бронзовый Идол (Elmtower Bronze Idol).

Госпожа Харгрейвес получила коричневых котят, используя кошку породы "русская голубая" и сиама шоколад-пойнт. За несколько лет целенаправленной селекции количество коричневых однотипных кошек в Великобритании достигло того уровня, когда можно было говорить об официальном признании. В 1958 году английская фелинологическая организация GCCF согласилась признать новую породу под названием "каштановая коричневая иностранная", отвергнув термин "гавана", чтобы не создавать путаницы в названиях кошек и кроликов.

Едва только первые гаванчики заблистали на британских выставках, красивыми кисками серьезно заинтересовались заокеанские фелинологи. В пятидесятых годах несколько коричневых очаровашек отправились из Англии в далекую Америку. Американские селекционеры продолжили разводить уникальных мурлык, дав им название "гавана браун". В потомстве от первых импортированных из Британии животных нередко встречался тяжелый наследственный дефект под названием "расщепление лапы", имеющий доминантный тип наследования. К счастью, некоторые линии животных того времени были свободны от этого серьезного генетического заболевания. Строгий отбор для племенного разведения лишь здоровых особей позволили американцам избавиться от нежелательного наследства пушистых британских переселенцев. Первые гаваны были довольно массивными ширококостными зверьками с округлыми головами. Английские заводчики, следуя моде на изящных сиамов, стали работать над изменением типа телосложения "каштановых иностранных". Скрещивая "браунов" с экстремальными сиамскими котами, они получили эффектную грациозную коричневую кошку, которой в 1970 году было возвращено название "гавана". Про старый тип первых гаван в Великобритании как-то "забыли". Но не забыли о нем в Соединенных Штатах. Там нашлась группа энтузиастов, которые предпочитали видеть шоколадных красавчиков такими, какими они были на заре своего существования. И по сей день "гавана браун" сохранилась в Америке в том виде, в котором она прибыла туда в далеких пятидесятых. Ее гладкоокрашенный двойник в экстремальном восточном типе называется в США ориентальной кошкой каштанового ( chestnut ) окраса. Понять, о какой же из гаван, американской или европейской, идет речь в публикациях, можно лишь по маленькой приставочке "браун". Полное правильное название заокеанской кошки звучит как "гавана браун", тогда как в Европе ориентальная кошка коричневого окраса чаще всего называется просто "гавана". Различия в типе телосложения между "гавана браун" и "гавана" очень значительны, так что не стоит путать между собой эти две замечательные породы.

В процессе селекционной работы с восточными кошками шоколадного окраса, как "побочный продукт", стали появляться ориенталы лилового и голубого цвета. Их утонченная красота пленила сердца любителей усатых – полосатых так же сильно, как и бесспорная прелесть гаван. В середине пятидесятых годов госпожой Харгрейвес (питомник " Laurentide Cattery ") была разработана программа селекции под названием "Lavender Self Short Hairs", то есть "Целиком окрашенные короткошерстные кошки цвета лаванды" (в настоящее время стандарты многих фелинологических клубов, в том числе и британского GCCF , именуют лиловый (" lilac ") окрас ориенталов, как лавандовый (" lavender ")). В питомнике госпожи Харгрейвес, помимо шоколадных, несомненно, присутствовали однотонные киски других окрасов, но в то время интерес к ним был недостаточно велик. В шестидесятых годах окрасом "лаванда" серьезно заинтересовались английские заводчики Анжела Сойер (Angela Sayer) и Бетти Харрисон (Betty Harrison). Благодаря их стараниям в 1973 году GCCF принял на рассмотрение программу селекции лавандовых ориенталов. Последние были официально признаны в 1977 году.

Сложнее дело обстояло с голубым окрасом. Долгое время в Великобритании кошек такой расцветки, полученных в результате программы выведения гаван, регистрировали под названием "русская голубая", что было неправомерно, ведь русская голубая - это совершенно самостоятельная порода. Лишь в 1981 году GCCF предоставил голубым ориенталам особый статус, а официально признал их в 1985 году.

Нужно отметить, что не всегда грациозные кошки сиамского типа именовались ориенталами. Поначалу их называли "иностранными короткошерстными" ( foreign shorthair ). То есть лиловая ориентальная киска ранее по документам числилась как " foreign lavender ", голубая – " foreign blue ", черная – " foreign black " и т.д. Это создавало некоторую путаницу в умах любителей мурлык, так как, помимо ориенталов, в категорию "иностранных" входили еще две породы кошек – корат и русская голубая. Такое нелогичное объединение достаточно разноликих пушистиков "под одной крышей" трактовалось тем, что киски этих пород, во-первых, не из Британии, а из дальних, заграничных краев, во-вторых, обладают сходным типом телосложения, более легким и изящным, чем у аборигенных кошек Туманного Альбиона. С усилением экстремальных черт в телосложении ориентальных кошек (корат и русская голубая во внешнем облике практически не изменялись, поэтому все более отличались от своих "иностранных" сородичей) возникла необходимость обособить этот тип в отдельную категорию. Под давлением котоводческой братии и в свете новых реалий руководство GCCF в 1991 году отменило устаревшее название "иностранные", заменив его на "ориентальные" ("восточные"), выделив в эту группу всех кошек экстремального типа и сходного происхождения. Но не все так просто решилось с восточными красотками. В наследство от прошлых времен до настоящего времени сохранилось название белых ориентальных кошек, которое звучит по-русски как "форинвайт". Это всего лишь историческое наследство - " foreign white ", сохранившееся с шестидесятых годов прошлого века, со времен начала селекции этих эффектных кошек. Дело в том, что когда шло обсуждение новых терминов в GCCF , заводчики белых ориенталов стали настаивать на сохранении их любимцам традиционного названия. Свою позицию они аргументировали тем, что форинвайты – это особые кошки в плане окраса. У них голубые глаза, тогда как у ориенталов – зеленые. По сути, форинвайты – это белые сиамы, только их пойнты замаскированы доминантным геном белого окраса. В противовес форинвайтам существуют белые ориенталы с зелеными глазами, у которых белый цвет маскирует не пойнты, а сплошной окрас. Чтобы как-то различать эти две разновидности, фелинологи решили оставить белым голубоглазым кискам их старое имечко, а зеленоглазых белых называть по-новому. Дискуссия коснулась и окраса "гавана". Заводчики восточных "шоколадок" бодро встали на защиту исторически сложившегося названия. Для уменьшения путаницы было решено гаван, разводимых в Великобритании, в отличие от американских гаван, именовать "иностранными гаванами" или, что сейчас более популярно, "британскими гаванами".

Форинвайты были одними из первых официально зарегистрированных ориенталов. Их разведение началось в шестидесятых годах прошлого века. На этой ниве плодотворно потрудилась заводчица из Великобритании госпожа Патриция Турнер ( Patricia Turner ). Выводя форинвайтов, она преследовала цель избавить белых кошек с голубыми глазами от проблем со слухом. Известно, что белые кошки нередко бывают глухими. У них наблюдается так называемый синдром Ваарденбурга. В 1951 году голландский офтальмолог Ваарденбург ( P . J . Waardenburg ) описал комплекс симптомов у человека, выражающийся в генетически обусловленной зависимости между пигментацией глаз, волос, кожи и дефектами слуха. Подобная зависимость в дальнейшем была обнаружена и у животных. На примере кошек было доказано, что эпистатический доминантный ген белого окраса ( W ) влияет не только на цвет шерсти, пигментацию глаз зверька, но и на его слух. Полная двустороння глухота – наибольшее проявление действия гена W на слух. Но степень негативного влияния может быть различной. Глухота может затронуть как одно, так и оба уха. Соответственно речь идет об односторонней или двусторонней глухоте. Может наблюдаться значительное снижение остроты слуха, в этом случае речь идет о частичной его потере. Считается, что чем меньше пигмента в сетчатке глаза кошки, тем большая вероятность повреждения внутреннего уха. От дефектов слуха чаще всего страдают белые кошки с голубыми глазами, так как именно голубой цвет глаз формируется вследствие недостатка пигмента. Но сиамские кошки, имеющие, как известно, голубые глаза, не страдают глухотой. Потому что цвет глаз у них определяет другой ген - ген акромеланизма ( c s ). Этот ген, в отличие от гена W , не инициирует развитие дефектов внутреннего уха, а потому со слухом у животных окраса колор-пойнт все в порядке. Кроме того, цвет глаз сиамов, образованный под влиянием гена c s , более насыщенный, темный, чем у белых кошек. Госпожа Турнер, скрещивая сиамских кошек с белыми, получила зверьков с белоснежной шерстью и темно-голубыми, как у сиамов, глазами. Большинство полученных в результате экспериментов особей обладали прекрасным слухом, ведь их цвет глаз сформировался под действием гена акромеланизма, тогда как цвет шерсти – под действием гена W . Доминантный ген W скрывает, маскирует собой все остальные окрасы. По сути, форинвайты - это "замаскированные" сиамы. Образно говоря, взяли сиама и покрасили его шерстку в белый цвет, оставив неизменным все остальное, в том числе и цвет глаз. Темная насыщенная синева очей форинвайтов значительно отличается от белесой голубизны глаз обычных белых кошек. Такой цвет, сформированный под влиянием гена c s , называется в стандартах особо - "сиамский голубой" или "турнер-голубой" (" turner - blue ") (в честь Патриции Турнер). Форинвайты, как цветовая разновидность ориентальной (в те годы – иностранной) породы были зарегистрированы GCCF в 1966 году, но полноценный выставочный статус получили лишь в 1977 году.

Ориенталы черного цвета известны фелинологам давно. В процессе выведения гаван нередко появлялись симпатичные котики с глянцевой угольно-черной шерсткой. Мини-пантеры, похожие на киплинговскую Багиру, очень быстро завоевали сердца любителей мурлык. Черный цвет шерсти определяется доминантным геном B ( Black ) и соответствует сиамскому окрасу "сил-пойнт". У ориенталов черный окрас называется "эбони" (" ebony " – "черное дерево"). Блестящая лоснящаяся шерсть в сочетании грацией и рельефной мускулатурой восточных кошек производят неизгладимое впечатление на всех, кто хоть раз созерцал подобное чудо. Племенное разведение "эбони" началось в Великобритании в 1978 году, а в 1980 они были официально зарегистрированы GCCF .

Несколько позже остальных окрасов добились признания красные, кремовые и черепаховые вариации ориенталов. Их появление стало неизбежным итогом реализации программы разведения сиамов "ред-пойнт" еще в 60-х годах прошлого века. Но долгое время киски с оранжево-желтым цветом шерстки были непопулярны в рядах широкой публики. Интерес к ним возник лишь в начале девяностых. В 1984 году GCCF принял к рассмотрению стандарт на красных и кремовых восточных кошек, а в 1995 году они получили официальный статус.

Полосатые (тэбби) ориенталы долгое время воспринимались лишь как побочный продукт при выведении полосатых сиамов. Лишь благодаря усилиям поклонников животных этого окраса, в конце семидесятых годов тэбби-ориенталы были приняты к рассмотрению в английской ассоциации любителей кошек. Известно, что тэбби-окрасы подразделяются на классический (мраморный), пятнистый и тигровый (макрель). Первыми представителями тэбби-разновидности оказались киски пятнистого окраса, родившиеся в 1970 году от сиама и гаваны. Первоначально разновидность назвали "мау", однако потом название изменили из-за того, что существовала аналогичная порода в Америке – "египетская мау". В 1978 году окрас был зарегистрирован в GCCF , в 1980 году – официально признан. За ним, в 1984 году последовала очередь признания классического и тигрового окрасов.

Довольно редкий до настоящего времени цвет шерстки под экзотическим названием "корица" появился в славном семействе ориенталов в начале восьмидесятых годов. Его возникновению восточные кошки обязаны своим собратьям абиссинской породы. Эксперимент по скрещиванию сиама сил-пойнт с абиссинкой окраса соррель привел не только к появлению красно-коричневых (как корица), но и длинношерстных ориентальных кисок. Дальнейшая разработка этой племенной линии положила начало селекции длинношерстных ориенталов в Великобритании, а любителям короткошерстных мурок дала прекрасную возможность наслаждаться теплым коричным оттенком шубки своих любимцев. GCCF признал "корицу" в 1996 году. Производный от "корицы" окрас "фон" («фавн», "олень") был зарегистрирован в 1989, узаконен – в 1999 году. Окрасы "карамель" (производное от голубого или лилового) и "абрикос" (производное от кремового) в настоящее время признаны далеко не всеми фелинологическими организациями мира.

Дымчатые, затененные, серебристые ориенталы появлялись в результате межпородного скрещивания восточных кошек с персидскими шиншиллами. Первый эксперимент подобного рода был произведен в Великобритании в 1978 году, вследствие чего в ориентальной группе возникла целая гамма новых окрасов.

Длинношерстные ориенталы впервые были зарегистрированы в Англии в восьмидесятых годах. Пушистый восточный кот по кличке Траппист ( Trappist ) окраса гавана, 1973 года рождения, стал известен благодаря своему эффектному появлению на главной выставке страны в 1978 году. Траппист, более известный под своей "домашней" кличкой Кукушка ( Cuckoo ), стал знаменитым родоначальником линии британских ангор, в 2003 году переименованных в длинношерстных ориенталов. Сам же Кукушка унаследовал ген длинной шерсти от своих прославленных предков – ориенталов Керноу Герза ( Kernow Gerza ) и Керноу Коптос ( Kernow Koptos ), полученных в результате межпородного брака сиама сил-пойнт и абиссинки окраса соррель. Официально британская ангора была признана GCCF в 1998 году.

В США официальная история ориенталов началась в 1977 году, когда эта породная группа получила право первенства в национальных чемпионатах породистых животных, хотя племенным разведением восточных кошек американские селекционеры начали заниматься гораздо раньше, основываясь на импортированных из Великобритании производителях. В процессе селекции новых окрасов своих любимцев заводчики Соединенных Штатов использовали прилитие крови кошек бурманской, абиссинской, русской голубой и американской короткошерстной пород. С целью поддержания легкости конституции, изящества телосложения полученных изысканно окрашенных ориенталов использовали возвратное скрещивание с сиамами экстремального типа. Восточные кошки неимоверно быстро завоевали сердца американских любителей усатых-полосатых, до настоящего времени занимая высочайшие позиции в рейтингах самых популярных пород в США. В конце семидесятых годов CFA приняла к рассмотрению стандарт длинношерстных ориенталов, полученных в результате скрещивания балинезов (длинношерстных сиамов) и восточных короткошерстных кошек. В 1995 году обе группы "восточников", короткошерстная и длинношерстная, были объединены в одну, именуемую "ориентальной".

Подлинной революцией в фелинологии можно назвать признание многими ведущими ассоциациями любителей кошек ориенталов-биколоров. Исторически сложилось так, что в окрасе сиамов строго карались любые проявления белой пятнистости. А так как сиамы и ориенталы – "близнецы-братья", то гладкоокрашенным родственникам акромеланистических альбиносов по стандарту не полагалось никаких белых пятен в цвете шерстки. Но это правило было успешно забыто голландской заводчицей Ивонн Клейн ( Yvonne Kleyn ), которая дерзко решила изменить сложившиеся стереотипы. В середине восьмидесятых годов она начала реализовывать программу разведения двух и трехцветных восточных кошек. Это был первый эксперимент подобного рода на европейском континенте. В Америке аналогичную программу разработала и воплощала в жизнь известная заводчица и судья Линда Джин Грилло ( Linda Jean Grillo ). В селекции ориенталов-биколоров использовались как беспородные, так и породистые двух и трехцветные кошки. В частности, были прилиты крови американских корниш-рексов, которые отличаются изящным телосложением, тонким костяком, длинными конечностями и хвостом, клиновидной головой с римским профилем. Селекция биколоров довольно быстро привела к отличным результатам: спустя всего несколько лет были получены животные эффектного окраса и великолепного экстремального типа. С каждым днем набирает обороты их популярность. И, разумеется, там, где побывали ориенталы, не обошлось без возникновения биколорных кошечек гималайского (сиамского) окраса. Что и следовало ожидать. Куда же их теперь? Пока по этому вопросу в рядах фелинологов нет единого мнения. Американцы всех сиамов с белым, как новую оригинальную цветовую разновидность, отправили в группу ориенталов. То есть у них они регистрируются как ориенталы пойнтового с белым окраса. В других клубах, например, в Австралии, пытаются причислить двухцветных кошечек к сиамам, регистрируя их как сиамов биколорного окраса. Вот такой разнобой. Ну, со временем все утрясется, я думаю. Специалисты, как и прежде бывало, согласуют свои взгляды на эту проблему, придя к единой для всех организаций классификации кошачьих пород и цветовых разновидностей. К настоящему времени двухцветные восточные киски уже признаны многими фелинологическими ассоциациями Европы и Америки.

История ориенталов в СССР началась вместе с историей развития в стране фелинологического движения. В конце восьмидесятых годов начали создаваться первые клубы любителей кошек в Москве и Петербурге. Поголовье животных, зарегистрированных в этих клубах, составляли, в основном, сибирские, ангорские и тайские кошки. Столь бедный "ассортимент" был обусловлен отсутствием нормальных связей с заграничными фелинологическими клубами и объединениями. Породистых кошек из-за границы привозили ничтожно мало. Однако с ростом интереса к племенному разведению мурок в нашей стране увеличивалось и количество чистокровных животных, привезенных из зарубежных питомников. Практически одновременно с появлением первых персидских кошек, в СССР появились и первые ориенталы и сиамы экстремального типа. Они были вывезены, в основном, из стран Восточной Европы – Польши, Чехословакии, ГДР. И хоть экстерьер этих первых "ласточек" был далек от совершенства, к восточным кошкам сразу же возник громадный интерес со стороны отечественных котоводов. Сохранившийся у меня каталог выставки киевского клуба "Пан Коцький" за 1993 год содержит сведения о первых производителях и знаменитостях породы того времени. Среди них – Ваджир Сузаби, Глория Гареда, Карина фон Беккерджанскрутц, Ганг Алькор, Амаретто да Рокко-Барокко, Хов Мэйн Анемон, Олден Грацилис и др. Интересно, что численность ориентальных кошек на этой выставке была почти такая же, как и персидских. (Как мы знаем, несколько лет спустя неслыханная популярность последних оттеснила "восточников" на скромное место в рядах едва ли не самых малочисленных участников кошачьих шоу.) Среди звезд первой величины ориентальной и сиамской породы в восьмидесятые-девяностые годы можно отметить Chozaro v . Ma - Hei (сиам блю-пойнт), Elsa Sheridan (красная пятнистая ориенталка), Charly v . d . Muhlhave (форинвайт). После непродолжительного, но весьма интенсивного всплеска интереса к восточным кошкам в нашей стране наступил период относительного затишья. На выставочных подмостках господствовали персидские кошки, которых потом плавно сменили британские и шотландские вислоухие. Некоторое время разведение ориенталов оставалось уделом немногочисленной горстки энтузиастов, по-настоящему влюбленных в породу и не идущих на поводу у моды и коммерции. Сейчас с радостью можно констатировать, что и этот период, похоже, в прошлом. Лед начал таять, когда в страну стали завозить зарубежных производителей нового, более экстремального типа. Особенно впечатляюще выглядели киски из Америки. Огромные уши и чрезвычайная элегантность заморских гостей заставили многих котоводов по-новому взглянуть на старых знакомых. В последнее время отечественные любители восточных кошек совершили просто удивительный прорыв в деле совершенствования породы. Активное использование производителей из лучших питомников Европы и Америки не могло не сказаться на качестве поголовья наших сиамо-ориентальчиков. Разнообразные окрасы, великолепный экстерьер, идеальные пропорции – вот что выгодно отличает наших элегантных красавцев. Ну, и конечно, последний писк моды – биколоры. Их пока еще очень мало, но они уже появились в домах отечественных энтузиастов породы. А значит, скоро можно ожидать, что волна популярности двухцветных щеголей захлестнет самые широкие массы любителей восточных кошек.

Семикова Лариса

.: Вернуться в раздел: Сиамская кошка - статьи и книги о породе :: Вернуться в начало :.
 
питомник кошек | продажа котят | производители | фотографии кошек | фотографии котят
ваши вопросы | контакты
статьи | обзоры | обои с кошками | wap-сайт картинок | ссылки

Copyright © 2004-2014 Питомник кошек,
сиамские кошки, ориентальные кошки, котята «Maaw *UA»
KlubOK- создание сайта Андрей Гарин